Архив раздела ‘Блокнот’ !

Удивительное дело: на дворе ноябрь, но за окном можно было наблюдать нетипичное чередование дождя и небывало обильного снегопада – близкий к нулевому температурный режим, похоже, Алтай пока не покинет.

То ли еще было в октябре, когда прилетевшие на зимовку синицы застали комаров с мухами, которые и до сих пор продолжают докучать, хотя 20 октября появились уже мухи белые, в виде первого снега – явление для данного сезона тоже вовсе не характерное.

Да и лето нынче на Алтае, хоть и было не таким холодным, как на Урале, но, за исключением традиционно засушливых степных зон, выдалось сравнительно прохладным и дождливым – было буквально лишь несколько дней, когда столбик термометра шкалил за тридцать.

У природы нет плохой погоды...И этому можно было бы не придавать значения, если бы не закрепление одной новоявленной природной тенденции. Дело в том, что прошлые десятилетия погода практически всегда повторяла московскую и было достаточно прослушать лишь прогноз по Москве, чтобы с высокой степенью вероятности предположить приход через 3-4 дня этого циклона в Сибирь. Но не теперь, когда здесь властвуют совсем иные циклоны, что и вызывает многочисленные ошибки синоптической службы, ранее не прогнозировавшей ту-же 20-ти градусную октябрьскую жару.

Жару, из-за которой за компьютерами работать последние недели было жарковато даже с открытыми окнами, ведь батареи-то топили уже почти как зимой – старается «Кузбассэнерго», оприходовавшее Алтай после ликвидации «Алтайэнерго»: увы, здесь всегда по особому подавляли талантливых самобытных людей; в результате все больше местных сфер управляется из-за пределов Алтая. А алтайское зерно и сыры, к примеру, из-за ценовой неконкурентоспособности, нигде не берут.

Вот и причину небывалой замусоренности Барнаула видят в нехватке мусоровозок, а не в отмене Москвой института избираемости мэров.

В индустриальном районе хронически не работают лифты. А действенно рассказать об этом в эфире толком некому – вместо обанкротившейся в 90-х годах телерадиокомпании «Алтай», Москва создала филиал своей ВГТРК, которая находится в таком загоне, что не хватает средств даже на создание и содержание вэбсайта – уже много лет он «на реконструкции».

С человеческим лицом...Немногим лучше выглядел и сайт пенсионного фонда Алтая, к тому-же распространявший компьютерные вирусы. Закончилось тем, что Москва на своем центральном сайте отвела филиалам региональные конурки, все на одно лицо.

Заметно ухудшилось качество Интернета. После недавнего присоединения и без того огосударствленного «Сибирьтелекома» к «Ростелекому», похоже, прекращена поддержка технологии ADSL в пользу GPON.

Теперь после знака @ в логине указывается не конкретная скорость, а слово ALL, т.е. скорость стала делиться на все соседские подключения и по факту упала уже настолько, что стала в 2 – 3 раза ниже заявленной – и ниже порога (6000), за которым услуга «IP-TV на ПК» просто не идет. К тому-же, при каждом звонке по телефону Интернет стал прерываться и наоборот. Вызов кабельщиков ничего не изменил для Интернета, решение проблемы там видят только в переходе на оптику (прокладке в квартиру нового кабеля и установке устройства, размером с модем). И хотя я не против новых технологий, это мне кажется столь-же странным, сколь необычным было бы решение ЖЭКов прекратить обслуживание жилого фонда, построенного до 2010 года. Причем, звонившая мне сотрудница Юля просила поспешить с переходом на оптику, так как новые порты могут скоро закончиться (о чем я бы и не подумал, глядя на безлюдный праздник новых подключений, недавно проведенный «Ростелекомом» на соседней с «Марийкой» мини-сахаровской площади). И действительно, возникла проблема, правда не с портами, а с единым общероссийским ростелекомовским проектом «Домашний Интернет»: если раньше Интернет на скорости 8192 Кбит/с стоил 355 руб., то теперь предлагается за 579 (в Новосибирске за 439 руб./мес.).

Но я успел перейти там на тариф «Суточный», плачу теперь за такие «услуги» 100 с небольшим рублей в месяц, раз в 5 меньше, чем раньше (и проверяю свой E-mail на почтовом сервере @ab.ru не чаще раза в месяц). Тем более, что платить там неудобно, т.к. нет опции «личный кабинет», где были бы подключены электронные платежные системы и имелась бы кнопка самостоятельной смены тарифа.

У провайдера «Enter» последнее есть, да и скоростные параметры сравнительно выдерживаются на всех тарифах, но последние там завышены на добрую сотню даже по сравнению с конкурентами (и в разы, по сравнению с Новосибирском). К тому-же, эта компания вновь использует магистральные каналы, на которых ведется глушение неугодных государству Интернет-ресурсов типа КЦ и Кавказчата.

Провайдер «Интелека» в этом смысле держалась до последнего, поменяв даже домен inteleca.RU на inteleca.ORG (благодаря чему ей прощалось низкое качество периодически отсутствующего Интернета на некоторых тарифах), но и ее, похоже, изнасиловали. Под предлогом присоединения к МТС (хотя она и раньше входила в эту группу компаний), проведена такая «реорганизация», что из списка кабельных TV-каналов исчезла даже американская CNN (а больше там и смотреть-то было нечего, если не считать тоже теперь запрещенных этой компанией Euronews, Ocean TV, Fox Crime, Fox Life, Viasat Sport).

На их место, в рамках имперской концепции реставрации паблик-ауры 20 века, пришли беззубые развлекательные каналы типа «Русского иллюзиона» и «Ретро». Это насколько-же режим боится драматической для себя развязки, если предпринимает действия, сопоставимые вообще с запретом Интернета, отключая каналы, на которых и речь-то не о нем. Хоть к забугорным спутниковым провайдерам подключайся – их-то не запретишь, в отличие от того-же «Кавказцентра», страницы которого через этого московского провайдера зачастую грузятся очень медленно.

Не знаю, правда, как дело обстоит с этим у еще одного новопоявившегося и расширяющегося, в том числе благодаря аффилиации с «Яндексом», провайдера «ТТК», рекламные агенты которого на днях ходили по квартирам в рамках акции «Втыкайся!». Известно только, что там уже начались проблемы с выходом на сервисы «Гугла» – якобы, по техническим причинам…

Количество Интернет-клиентов и у «ТТК», и у «Интелеки», тем не менее, растет, что не обязательно хорошо, поскольку среди подключающихся к Интернету все больше тех, кто хочет не мир посмотреть, а себя показать, причем, с нехорошей стороны, а это бумерангом ударяет и по тем, кто показывать себя собирался со стороны хорошей.

Последние годы на западе набирала силу тенденция отказа русским, в частности, в предоставлении услуг бесплатного хостинга. Вызвано это было беспрецедентными нарушениями условий обслуживания: если это были не порносайты, то значит что-либо связанное с вирусами, рассылкой спама или взломом. Не говоря уже о том, что контрастно нищие россияне не апгрейдились (не переходили с бесплатных тарифных планов на платные с большим набором возможностей), убедившись в хорошем качестве хостинг-услуг, для чего, собственно, бесплатные тестовые периоды там и существуют.

Немыслимая еще несколько лет назад, такая отказная активность как американских, так и европейских частных хостинг-компаний достигла своего пика в прошлом году, когда они вдруг увидили, что их захлестнула волна российских регистраций с подставных IP-адресов (через прокси и анонимайзеры), в результате чего блокировка по IP-адресам многими из них была отменена и с нарушителями TOS (которые, с другой стороны, поняли, что эти хостинги не являются абьюзоустойчивыми) стали разбираться индивидуально.

В сентябре перестала отказывать русским в возможности получать платежи на свой счет в системе даже известная американская платежная система PayPall, ставшая жертвой криминального бизнеса по открытию и валидации для русских зарегистрированных на другие (зачастую балтийские) страны аккаунтов – из-за свой прежней политики, ранее позволявшей странам бывшего СССР только оплату сделанных за рубежом покупок, но не получение переводов на свой счет.

Ростки нового подхода негосударственных компаний Запада к России не означают, однако, либерализацию. И это хорошо видно на примере тех-же платежных систем – AlertPay и LibertyReserve, неплохо вложившихся в техническое перевооружение, что позволяет им теперь видеть реальный IP-адрес пользователя, даже если последний соединяется через элитные прокси (первая так залогиниться не позволяет, а вторая прописывает в логах реальный IP, на подставные внимания вообще не обращая).

Однако, индивидуализация работы с клиентами до сих пор не стала уделом такого Интернет-гиганта, как Гугл – в частности, его подразделения Гугл-Адвордс – сервиса контекстной рекламы, публикующего объявления рекламодателей на престижных Интернет-площадках.

Собственно, от такой работы там отказались прошлым летом, решив, что вообще все предложения по заработку, в том числе и в объявлениях от нерусских пользователей Рунета, заведомо ложные, тем более если они с обещаниями высокой оплаты или неконкретные.

И хотя на моих сайтах были не обещания, а факты, или, как на aviaf.ru, рассказы авторов курсов, сколько и как реально заработали они, подделываться под новые условия Адвордс я не стал, поскольку усмотрел в этом скрытую форму цензуры (если кто-то зарабатывает 300 тысяч в месяц, почему он не имеет права об этом написать?!).

Гугл-робот глазами художников "Гугла"Так бы все и забылось, если бы не неразбериха в GoogleAdwords, которая всем владельцам заброшенных аккаунтов нынче стала рассылать предложения дать компании еще один шанс. Я сразу не сообразил, что аккаунты заброшенные по воле владельцев и ими заблокированные оказались у них никак не разграничены и просто возобновил одну из рекламных компаний на одном из своих микроаккаунтов, который когда-то был довольно прибыльным.

Если бы в пришедшем после этого от Адвордс предупреждении о несоответствии (ранее одобренной ими) рекламной кампании новым условиям содержался конкретный срок удаления из-за этого аккаунта, я бы, возможно, эту кампанию опять приостановил. А так, мне, словно какому-то уголовнику, пришло абсолютно невыдержанное автосообщение о закрытии аккаунта и оставалось только иронически поблагодарить их за то, что (их бестолковые роботы) не передали это дело в милицию – хотя, персонал отвечал настолько подчеркнуто вежливо, что, в случае принятия мною новых цензурных условий, аккаунт, конечно, не закрыли бы. Ведь ситуация хоть и напоминает чем-то историю с афганским Талибаном, который американцы сначала создали, а потом сдуру стали с ним воевать, но все-же не без нюансов…

Как долго продлится еще это прощание с Гугл Адвордс и будут ли закрыты и другие мои аккаунты, зависит целиком от компании, от ее готовности отказаться от цензуры (в том числе наиболее глупой – автоматической, по ключевым словам) и навести у себя порядок, в чем единогласно сходятся на форумах и другие добропорядочные пользователи Рунета.

Ну, а вернуться к этой теме будет интересно уже после того, как пост-Обамовская эра наложит свой отпечаток и на негосударственный американский бизнес, ведь все новое это хорошо забытое старое, а случившееся когда-то было невозможно себе представить даже чисто теоретически.

Реклама, как известно, бывает не только электронная, но и бумажная. И вот посланцы российских политических «партий» нынче осенью стали разносить по ящикам и квартирам тонны этого предвыборного мусора.

Почин открыла «Справедливая Россия», пытающаяся отхватить больше мест в «Думе» за счет продвижения так угодного режиму стукачества. А иначе содержание их рекламных листовок, предлагающих стучать на неоплачивающих коммунальные услуги соседей, и не объяснишь, ведь списки неплательщиков время от времени вывешиваются на доски объявлений ЖЭКами и все эти, из года в год практически одни и те-же, неплательщики широко известны всем, кроме, почему-то, «справедливороссов»…

Наслышанная, похоже, о 37-ом годе, представительница «Единой России» Галина Михайловна больше всего не хотела ассоциироваться с любыми подозрениями в том, что изготовленную, тоже на госбюджетные средства, рекламную продукцию своей партии она выбросила на помойку, а не раздала по квартирам. Поэтому она записывала инициалы своих собеседников и понимающе ставила галочки в графе для еще не определившихся с выбором.

Раздававший не столь, правда, изящные газетки (с перечислением реально существующих общественных проблем, но без реальных вариантов их решения) анонимный представитель главных защитников «великороссов» – ЛДПР тоже обошелся без выяснения национальных и коммунальных аспектов и выглядел гораздо респектабельнее своих коллег-громил, разъезжающих с пьяными агитационными выкриками под имперские песни на машинке, чем-то напоминающей инвалидку. Похоже это было на автомобильную рекламу московского цирка.

Сейчас кампания переходит в этап индивидуализации, когда по ящикам разбрасываются листовки с агитацией за конкретных лиц. Пока средства на них нашлись только у пищевика-единоросса Балушкина, но и они оказались выброшенными на ветер: жильцы подъезда, где я живу, выбросили эти агитки прямо возле почтовых ящиков. Аналогично голосуют и жильцы других подъездов, чем видимо и объясняется то, что все эти московские «партии» предпочитают преимущественно поквартирный обход, иначе уборщицам подъездов с этим мусором было бы просто не справиться…

И все это несмотря на то, что налицо сезон предвыборных скидок, в том числе и на те-же продукты питания. Вообще, даже торговые точки построены здесь не на конкуренции (у кого лучше, больше и дешевле), а на привязке к определенному контингенту (по принципу закрытых распределителей КПСС). То есть продавцы знают, кто примерно к ним придет, и что купит. Поэтому ничего сверх раскупаемого они и не заказывают на базах, иначе, по истечению срока хранения, продукт придется просто выбрасывать. Этим и объясняется во многом убогий их ассортимент.

Но и такие уловки порой не помогают: банкротятся целыми магазинами. Давно ли в «Алтайских зорях» закрылся кондитерский отдел, а сегодня на месте этого магазина уже гастроном «Синьор помидор». Найденные им ниши торговли спиртным, принадлежностями для животных и готовыми блюдами, которые остается только разогреть, позволяет ему пока держаться на плаву.

Пытается идти в ногу со временем и соседний магазин самообслуживания сети «Мария-РА», открывшей филиалы уже во всех сибирских городах. Теперь там на кассах появились электронные весы и больше не нужно ждать, когда охранник найдет время взвесить фрукты у овощного закутка. Но проблем, увы, как всегда больше, чем решений.

Пока нет средств даже на замену изношенного компьютерно-кассового оборудования. Возможно, мучения кассиров компенсируются чуть более высокой. чем в других продмагах, зарплатой. Но и ее им хронически не хватает – пытаются занять друг у друга сотен по пять, но не всегда, как в случае с кассиршей Клюевой, успешно. Ну, а самая кричащая проблема там – отсутствие десятирублевых купюр на сдачу – если кому удается перехватить у начальства стаканчик мелочи, то тут-же все кассиры сбегаются и просят поделиться, так как покупателям сдавать совсем нечем. Да и воровать, говорят, покупатели больше стали. Хотя до развешивания, по примеру «Эльдорадо», плакат-увещеваний в том, что цены настолько низки, что нет смысла даже красть, дело пока не дошло.

Увы, магазинная тематика для меня актуальна и в силу того, что в магазины, кроме меня, ходить теперь больше некому – тяжело заболела мать, раньше тоже посещавшая их по нескольку раз в неделю.

Здоровье у ней никудышнее уже давно, и она часто падала из-за вызванных перепадами давления и низким гемоглобином проблем и больных ног, но передвигаться все-же как-то могла. А когда уже тяжело стало ходить в церковь, то ездила туда на такси. И так продолжалось до 9 мая, когда ее пригласили на праздник ветеранов в соседнюю школу.

Не знаю уж, по каким коридорам ее там мотали администраторы-экскурсоводы и каким чудом она сумела вернуться домой, но после этого «праздника» она на улицу выходить уже не могла – больные, местами почерневшие, ноги надорвались настолько, что на них открылись язвы, с горем пополам залечив которые ходить она все равно могла уже только по квартире.

И все бы ничего, если бы не последовавшие за этим августовские события, когда нашу квартиру превратили буквально в проходной двор какие-то ее знакомые по церкви. Они стали приходить сюда практически каждый день и забалтывали ее настолько, что она по целому дню не могла даже вырваться в туалет, не говоря уже о том, чтобы отдохнуть, так как ночами спит очень плохо и раньше восполняла это днем.

Стоп!Я поначалу даже знал, как на это реагировать, поскольку никогда с такой наглостью раньше не сталкивался. Ни малейшего чувства меры, ни понятия о времени, ни разграничения общественного и частного, ни хотя бы элементарной человеческой совести (впоследствии жаловались в бюро ремонта телефонов АТС на наличие у меня автоответчика) – ничего нет у этих «верующих».

Понятно, что больная пенсионерка в режиме «общественной приемной» долго протянуть не могла. И если 4 сентября она еще ходила, то под утро 5-го, проходя мимо ее комнаты, я застал ее лежащей на полу, уже почти в дверях; она говорила, что наверное скоро умрет – буквально за несколько ночных часов она обессилела настолько, что не могла уже подняться на ноги.

Оказывается, не обошлось и без «батюшек», проповедовавших о пользе строгого поста – это в 83-то года, да с таким букетом заболеваний!.. Отхаживать-же ее мне пришлось самому, скорую вызывать не стал, так как не факт, что в больнице она вообще бы выжила.

Соседка-фельдшер купила передвижной унитаз и помогала растапливать ее застывшие органы пищеварения горячими пирожками с печенью. И самое худшее уже позади, так как удалось избежать появления пролежней.

Но лечить ее, по сути, никто не хочет. Врач 11-й поликлиники Лиморенко удивлялась, правда, почему раньше медики не обращали внимания на плохие анализы крови и назначила уколы, но никакого диагноза не поставила, сказав, что необходимо обследование в больнице (весной, когда на такое обследование она прийти еще могла, ей в нем отказали до сентября, в связи с отпускным сезоном у врачей на УЗИ).

Многонедельный понос, и тот пришлось останавливать самому, прочтя в Интернете практику по лоперамиду. И даже приходившая ставить уколы медсестра поначалу больше всего была озабочена тем, почему в пик эпидемии туберкулеза я не прохожу флюрографию, пригрозив даже однажды в таком случае больше вообще не приходить в эту квартиру. Пришлось напомнить ей, что ходит она не ко мне, и не к квартире, а к конкретной больной.

Еще один терапевт – Клейнос сначала вообще сказала,что это не по ее части и она запишет хирургу, который ездит на дом к неходячим по четвергам. После многонедельной волокиты с ее забывчивостью и препирательством докторов выяснилось, что и хирург, и невропатолог с нейрологом (которых через знакомую вызывала понимающая в медицине соседка) пойти на дом отказались, заочно решив, что это не их заболевание, заняться которым лучше снова врачу Клейнос.

Но та выписывает препараты с противопоказаниями, на которые просит не обращать внимания из-за краткосрочности их применения, А после назначенных ею уколов актовегина (отечественные аналоги которого стоят в десятки раз дешевле) и амелотекса, состояние только ухудшилось, а ведь она до этого могла уже не только сидеть, подолгу читать, но и понемногу, с поддержкой, ходить по комнате, пусть и в результате растирания коленей и спины гелем соснового корня.

Так что, глядя на все это, приходишь к выводу, что лучше никакого лечения, чем такое. И дай Бог, если она вообще теперь сможет когда-нибудь доходить хотя бы до туалета, пусть и с помощью каких-нибудь прогулочных опор.

"Опека"Вот так закончилась эта история с рецидивной попыткой преступного государства навязать пенсионерке опеку над человеком, всегда и все делающим самостоятельно, в силу чего она до сих пор так и не знает, в чем могли бы заключаться такие ее «попечительские» или «управленческие» функции.

Будучи человеком верующим и понимая, что все в этом материальном мире не вечно, она, через судебную вертикаль, просила государство освободить ее от соучастия в этом преступлении в отношении заведомо невиновного и ранее даже ничего не подозревавшего человека, поскольку уйти в мир иной с таким, ведущим в ад, грехом для нее дело немыслимое.

Но ей отказали – демонстративно, грубо, вызывающе. Наплевав на ее ветеранский статус – на то, что все свое здоровье она и положила на это проклятое государство, пахав сначала в деревообделке, потом поммастером на ХБК, и сколько еще по детским яслям музыкальным (и даже когда в августе какие-то девчушки принесли ей подарочный набор слесарного инструмента, то ушибли ей грудь, хоть она и успела оттолкнуть его назад).

Только что остается ей утешиться тем, что грех-то этот, по сути, не ее, а тоталитарной госсекты «православная церковь».

Когда в 1989 году я уволился с ХБК и несколько затянулась неопределенность с дальнейшей деятельностью, ей показалось, что я из-за этого переживаю, почему она и поделилась своими сомнениями с попом соседней церкви, что для одинокой женщины нормально (да и вообще, женская психология от мужской тем и отличается, что женщине не нужно решение проблемы, ей достаточно, чтобы ее просто понимающе выслушали).

Но этот антихрист в поповской рясе написал записку главврачу краевой психбольницы, где это восприняли руководством к действию (почти, как если бы в дефицитные на мяо годы кто-то пришел бы к завмагу с запиской на мясо, которое получил бы независимо от того, законно это было бы или нет).

Ну, а дальше ее там заставили писать заявление, сфабриковали «историю болезни», пообещали оформить пособие через суд, где нарсудья Решетова убеждала ее в том, что «так ему будет лучше» (после распада СССР дело уничтожили, чтобы скрыть улики, что не удалось).

А когда в 2009 году разразился скандал и дело дошло до суда, чтобы отменить эти глупые советские решения, попы этой церкви запрещали ей ходить в суд – чтобы не было вообще никаких свидетельств в защиту доброго имени человека и чести семьи – не знаю я церковь от Бога более далекую, чем русская православная, не для жизни она…

Вообще, на криминал мне «везет», хоть и не знаю, нашел ли бы сейчас время явиться на допрос, правда, совсем по другому делу, если бы проводился он не до, а после сентября.

Звонок из ГУВД раздался в предпоследний вторник июня, почти в семь вечера, следователь Бердников (его фамилия почему-то ассоциируется у меня с соседним бердским радиозаводом, в свое время выпускавшим коротковолновые радиолы, ловившие «вражеские радиоголоса») интересовался, удобнее ли мне подойти к нему на допрос по кооперативу «Магистраль» на выходных, или в понедельник. Я выбрал понедельник, по наивности полагая, что успею еще заскочить после допроса в давненько не посещавшиеся мною некоторые магазинчики старой части города.

Удивило меня, конечно, не то, что приглашение по телефону, а не письмом (по прошлым случаям знаю, что почтовые конверты у них самодельные из самой низкосортной бумаги, в которых каждому и не пошлешь), а место проведеня допроса. И вот это-то самое интересное: он приглашал меня в новое здание, о котором практически ничего не известно. Обычно такие допросы проводятся в одном из двух их известных зданий – на пр. Калинина, или на Ленина (если, конечно, не в райотделах), но уж никак не на ул. Ползунова, в старом городе.

Собственно, выбор места для еще одного, с учетом требований эпохи «терроризма» предусмотрительно находящегося на некотором удалении от транспортно-пешеходных магистралей, здания довольно любопытен. Оно находится в самой нижней части исторического буржуазного Барнаула, в начале 20 века этой ямой и ограничивавшегося.

Да и сейчас, центральный район хоть и считается туристическим (о реприватизации речь, понятно, не идет), он не шибко-то отстоит от новостроек коммунизма и постсоветизма, которым так и не удалось сделать город миллионником, что требовалось для запуска здесь метро (провалились даже проекты скоростного трамвая).

Из-за транспортных проблем я на допрос минут на 20 и опоздал, что еще на лестнице не осталось незамеченным, хотя собравшийся уже было снова звонить мне следователь и был без претензий – другие и вовсе явиться забывают, не чтят и не уважают…

Стандартный для таких заведений кабинетик, № 7 на верхнем 4-м этаже, Бердников делит со следователем Орловым, который обильное чаеутоление жажды совмещал с телефонным общением с мамой, беготней на совещание и, когда на него находило вдохновение, быстрым печатанием на компьютере, тем более, что дело МДМ-банка у него наверняка не единственное.

Но не все так просто. В заведении, как нигде, ощущаешь колониальный статус региона. Система централизована настолько, что сотрудник практически любого уровня не может принять сколько-нибудь значимое решение, не согласовав его предварительно с Москвой. Этой-же цели служат регулярные туда командировки личного состава, причем, возвратившиеся из Москвы сотрудники зачастую на следующий-же день командируются в города алтайские, так сказать, с московским приветом.

Хотя, мне не показалось, что такой порядок вещей всех там устраивает и, в случае чего, нашлось бы много желающих защищать пресловутую территориальную целостность. Да и в русском языке, в конце концов, есть поговорки типа «лучше быть первым человеком на деревне, чем последним в городе» и «плох тот солдат, что не мечтает стать генералом». Трактовать их можно по разному, но смысл в том, что несоизмеримо престижнее жить и работать в столице маленькой, но независимой республики, чем спиваться в безвестном захолустье московских задворок. И это тот лом, против которого у Москвы, что называется, нет приема…

Больше всего следователя интересовало, как именно называлось радио, по которому бывший директор «Магистрали» Титова зазывала новых клиентов – хотя и так понятно, что на нужную аудиторию выход имеет только одно, алтайское краевое (сейчас – филиал московской ВГТРК).

К слову сказать, радио довольно депрессивное, если когда и позволяют там кому посамодеятельничать, то исключительно системным передовикам производства, которые, да, недовольны, что в Москве зарплаты в десятки раз выше, чем на Алтае, но, в то-же время, не сомневаются, что руководство страны положение поправит…

Сам допрос продолжался аж 3 часа, до конца рабочего дня. Но итоговый протокол практически не отличался от прошлогоднего, на составление которого в Ленинском РОВД тогда ушло намного меньше времени. Были там, конечно, и некоторые устаревшие моменты, но, поскольку значение в данном случае имеет лишь сам факт того, вкладывал ли я средства в этот кооператив или нет, то придираться я не стал и даже отметил вполне приличную грамотность, что для таких заведений большая редкость.

На знакомство с огромной кипой материалов дела времени уже не оставалось, и Бердников просто вкратце суммировал его суть.

Все начиналось весной прошлого года по жалобам не сумевших получить назад свои приумноженные вклады пайщиков. Тогда его директор Тамара Титова обвинялась в превышении полномочий. Спустя год ей инкриминируется хищение 15 миллионов рублей с использованием служебного положения, отмывание расхищенных денег, присвоение средств собственной сестры через подделку ее подписи. Следствие подозревает, что это вообще был никакой не кооператив, а типичная пирамида, когда вкладчики со стажем получали прибыль за счет средств пайщиков новопривлеченных. Уже проведен ряд экспертиз, в частности, почерковедческая и психиатрическая. С домашних компьютеров Титовой снимались жесткие диски для возможного восстановления стертых данных по кооперативу. Считается, что не признавшая своей вины директриса может предстать перед судом, куда и пошлют дело.

Покидал я заведение почти как российское посольство в Вашингтоне. Шел и раздумывал над его фразой о том, что все хорошо в «Магистрали» было только поначалу, а потом Титова просто дорвалась до кормушки…

И поймал себя на мысли, что где-то я уже про кормушку слышал или читал (в Интернете есть целые сайты, посвященные этой проблеме), только речь там шла о крупных госчиновниках, крышуемых режимом Путина-Медведева. Так вот, вполне может получиться так, что и сама Титова сочтет себя жертвой лишь отсутствия у нее государственной крыши (в отличие даже от имевших такую крышу некоторых пайщиков-силовиков), ведь, по сути, она не делала что-либо такое, примеры чего не подавали бы те, кто «наверху» (в том числе и в органах).

И насколько это вообще морально, отчитываться о раскрытых преступлениях перед теми, кто совершает их в несопоставимо больших масштабах – ведись такая работа просто ради зарплаты, возможности прибрать что-то к рукам, статистики или звездочек на погонах…

А то, что не ради потерпевших, в данном случае и не скрывалось – расследованное уголовное дело к возврату средств пайщикам точно не приведет (хотя, что-то такое, как будто, и могло бы произойти в рамках гражданского процесса).

Да я и по собственному опыту знаю, что процесс в России служит ради процесса и не ведет к результату – явление для практика абсолютно неприемлемое.

Давно ли столь-же блестяще отделом «К» (и еще тремя отделами) было расследовано дело о взломе моего сайта interhome.su. Был даже найден взломщик – приезжавший к родственнице в Пышму системный администратор. Однако, администратор, видать, оказался настолько «системным», что дело вообще чуть было не обернулось против меня, когда из прокуратуры, куда оно было передано, стали истребовать мой договор с Интернет-провайдером «Сибирьтелеком» – делать то, что явно не нуждалось в расследовании, поскольку администрировать свои сайты я могу хоть из любого Интернет-кафе или, теперь, автобуса. Бумаги я предоставил, но дело все равно заглохло.

Вы предварительно одобрены?..Или то-же, беспрецедентно позорное для России, дело о моей «дееспособности». Казалось бы уже почившее в архивах, оно нашло продолжение в прокуратуре, куда неуспокоившаяся адвокатша (понимающая, что если человек не нравится своими убеждениями, то никакие доказательства не нужны, но все-же прислушавшаяся к совету знакомой прокурорской сотрудницы) отправила аналогичную судебным жалобу, приложив и ранее не представлявшиеся доказательства судебно-медицинской фабрикации против меня дела в 1989-90 годах.

Однако, прокуратура опять отписалась таким макаром, что не может пойти против решения Верховного суда, хотя именно эта структура в лице своей красноносой прокурорши сделала все возможное, чтобы отказы «судов» как можно более унизительно дискредитировали заведомо невиновного человека.

"Кадры решают все". ДегенератовНе говоря уже о том, что в госструктурах России не нашлось практически никого, кто понимал бы, что дееспособность (legal capacity) к медицине вообще отношения не имеет – несовместимые с нетоталитарным будущим отказные решения там выносились даже по весне…

У меня и раньше не было иллюзий относительно того, что представляет собой государство московского садового кольца. Но кто-же мог подумать, что уголовники в госструктурах еще тупее уголовников из подворотни…